kssernik (kssernik) wrote,
kssernik
kssernik

Categories:

Взятие Плевны.

А ведь вчера была знаменательная дата, никак не отмеченная нигде. Ни интернетовской шушерой не выделена, ни в СМИ,  в каком-нибудь Доме-х, надо полагать, тоже стол не накрыли. Это несмотря на тенденцию, что Россия, как всегда было в истории, и сейчас осуществляет попытки экспансии, то там, то ещё где-то. В Сирии в частности, если кто не понял. И с Турцией не игра в кошки-мышки, сказано же - помидорами не отделаетесь!

Дата знаменательная  - взятие Плевны русскими войсками 10 декабря 1877 года. Крепость Плевна была серьёзным опорным пунктом на левом фланге турецкой обороны в ходе руско-турецкой войны 1877-1878 годов. Турецкий Плевен оказался крепким орешком, и  расколоть его сразу, с первого штурма, как Измаил,  не удалось. Было три безуспешных штурма. Первый в июле 1877 года осуществил с ходу генерал-лейтенант Шильдер-Шульднер Юрий Иваныч, начальник 5-й пехотной дивизии, а когда-то ранее - прапорщик Екатеринбургского пехотного полка.


Генерал повёл в атаку Архангелогородский, Костромской и Вологодский пехотные полки замкнутыми колоннами, что позволило туркам нанести значительный урон наступающим. Тем не менее, три линии обороны были преодолены штурмом, прежде чем турки отбили атаку. Потери турок составили 2000, русских - 2800 убитыми. Шильдер-Шнульдер скончался через год, перейдя с дивизией Балканы, в освобождённом от турок греческом городе Адрианополе.

Вторым штурмом 18 июля командовал барон КрюденерA-00-3282.jpg
При втором штурме турецкий гарнизон насчитывал 20 000 человек, это были и турецкие солдаты, и славные воины - черкесы, и безбашенный сброд - башибузуки. Георгий-Александр Сергеевич Крюденер сам шёл во главе штурмующих крепость, было захвачено две траншеи, но атака захлебнулась у редута. Русские удерживали захваченные позиции в течение дня, но потом барон дал приказ об отступлении. Потери: 1000 турок и 3000 русских убитыми.


22 августа русские войска отрезали снабжение и пополнение турок на восточном фланге со стороны Орхание, взяв за три дня крепость Ловча, удерживаемую черкесами и башибузуками. Тогда же командовать западным флангом был назначен Карл Румынский, рвавшийся в бой, но не имевший военных познаний. Несогласованность действий уже сыграла свою роль 19 августа, когда турки предприняли атаку у Пелишата, и лишь стойкость русских солдат позволили удержать позиции. Румынский полк, расположенный рядом,  при этом бездействовал.

Третий штурм был самым ожесточённым и с наибольшими потерями. Настроения в войсках было воодушевлённым, поскольку прибыло подкрепление в виде ещё нескольких русских и румынских пехотных полков. В ходу была присказка "Уж теперь то Плевну взять - как два пальца обоссать!".

Однако у турок оставалась свободной дорога со стороны Софии, по которой они так же получали подкрепление,  и гарнизон  был увеличен до 33 000.
Осман-паша 31 августа сделал новую вылазку из Плевена, в качестве ударной силы использовав черкесскую конницу, и захватил аванпосты, но дальше продвинуться турки не смогли.

Скобелев ещё начинал путь к славе и был назначен командиром авангарда левофлангового отряда генерала от инфантерии князя Имеретинского, внука царя Имеретии Давида II, будущего генерал-губернатора Варшавы.

Сам Скобелев не имел таких знатных предков, и был правнуком простого солдата - рекрута, дослужившегося до сержанта, Никиты Скобелева. Выйдя в отставку после 25 лет службы, Никита Скобелев получил вольную и надел земли, и женился на дочери  мелкого помещика, став основателем рода Скобелевых. Его сын Иван Никитич дослужился уже до генерал-лейтенанта, коменданта Петропавловской крепости. Внук Дмитрий Иванович начал службу солдатом Оренбургского полка, а закончил генералом от инфантерии и был награждён Золотой шпагой "За храбрость" и тринадцатью орденами, в том числе прусским и итальянским.  А правнук Михаил Дмитриевич Скобелев отсёк Осман-паше правую руку, и это ему, белому генералу,  на Балканах до сих пор стоят памятники.

Скобелев под Плевной сам ходил в атаку, как и в Туркестане,  в белой форме и на белом коне.

Третья Плевна началась всё с того же неудачного плана брать крепость в лоб. Правым флангом Дунайской армии, силами из 48 русских и румынских батальонов командовал румынский генерал Черната (не он ли прототип булгаковского Черноты?). В центре 30 батальонов под командованием генерала Крылова.  Левый фланг - 22 батальона князя Имеретинского. В резерве 27 батальонов.

Турки оставили неприкрытыми Зелёные горы - стратегически выгодные высоты. Взятие гребней Зелёных гор было поручено Скобелеву. Малые силы турок на этом направлении показались Скобелеву слишком подозрительным просчётом для опытного Осман-паши. Поэтому он руководил боем
при помощи ординарцев, с Рыжей горы наблюдая за обстановкой. Не успел Скобелев ответить на записку полковника Эльжановского, с казачьими цепями занявшего позиции в 500 шагах от неприятеля, как канонаду заглушили крики "ура!".

Скобелев вскочил на коня и поднялся на гребень горы. Калужский полк без команды опрокинул линию обороны турок и преследовал отступавших. Это была западня, видно было, что турки с тыла вводят резервы, превосходящие по численности наступавших. Скобелев передал команду: "Атаку прекратить! Отражать турок огнём с места." Полк залёг, но тут же в горячке боя кем-то из офицеров опять был поднят в атаку. Калужцы перешли врукопашную с  резервом противника, опрокинули турок, нанеся им большие потери и взяли Зелёные горы, выполнив поставленную задачу. Бой за Зелёные горы показал преимущество русских на открытой местности, особенно в рукопашной схватке.

Однако для взятия Плевны этого было никак недостаточно. Штурм откладывался со дня на день, из-за неудачных обстрелов артиллерии, так и не нанёсших ущерба турецким укреплениям. Из-за тактических просчётов  "представителя ставки",  помощника начальника штаба Дунайской армии генерала Левицкого, и полной бедарности главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича, третий штурм так же оказался неудачным.

Как третья Плевна, в историю вошёл день 30 августа. Накануне Главнокомандующий,  князь Николай Николаевич, написал Царю: "От всей души поздравляю с Днём Ангела, и да поможет нам Господь обрадовать Тебя сегодня чем-нибудь хорошим". Этим хорошим в день рождения Александра II Освободителя должно было стать взятие Плевена.

Утром главнокомандующий и вся главная квартира заняли место для обзора предстоящего сражения. Под звуки канонады и барабанов вдалеке,  священник отслужил молебен: "Ещё просим о сохранении воинства российского". При этом все присутствующие опустились на колени и склонили головы со словами: "У Господа просим. Подай Господи".

Однако Бог в этот день был не на стороне атакующих. Несмотря на численное преимущество в пехоте в два раза, и в подавляющем превосходстве над турками в артиллерии. Артиллерия не могла нанести туркам, скрытым за укреплениями, существенного урона.  А наступавшие русские солдаты были открыты для огня обороняющихся. На левом фланге, в ходе боя, вообще выяснилось равное соотношение сил. По диспозиции левый фланг выполнял второстепенную задачу, и так и не был усилен. Единственное - командование флангом было передано от князя Имеретинского Скобелеву.

Задачу между тем, удалось выполнить лишь Скобелеву. Воспользовавшись туманом, он без артподготовки выдвинул Владимирский полк к позициям неприятеля. Оставшись незамеченным, полк подобрался на две сотни шагов к турецким позициям. Затем короткая артподготовка и стремительная атака почти без потерь опрокинули турецкую оборону. Турки предприняли ответную атаку, чтобы отбить потерянный редут Исса-ага. Однако Скобелев с фланга ввёл резерв - Суздальский полк, и турки лишь понесли потери, беспорядочно отступив.

Ни объединённым румынским и русским войскам на правом фланге под командованием Чернаты, ни батальонам генерала Крылова в центре; не удалось добиться успеха, проведя по несколько атак, и те и другие понесли огромные потери.  На правом фланге было убито 3 600 человек, в центре 4 300. Собрав оставшиеся силы, Осман-паша двинул их на Скобелевские редуты. С криком "Алла" турки бежали в атаку, подгоняемые плётками офицеров. Так было принято у туркобесов - с детства янычары воспитывались плёткой. Однако все три предпринятые атаки были отбиты.

Трое суток Скобелев держал редуты. Постедние атаки турок были отбиты штыками.
После последней отбитой штыками турецкой атаки, скобелевцы на плечах опрокинутых башибузуков взяли последнюю перед Плевной редут Кованлек .Скобелев несколько раз просил подкрепления - но напрасно.  Завистники препятствовали, в частности генерал Зотов, командовавший от имени бездарного полководца  Великого  князя. Самое время бы развить успех - ведь именно отсюда, со Скобелвских редутов, открывалась Плевна. Турки были в панике, ожидая удара с этой стороны.

Но бездарное командование не способно было оценить ситуацию и воспользоваться успехом Скобелева. на других участках силы были обескровлены. Зная об огромных потерях, Николай Николаевич подумывал об отступлении, ибо в случае подкрепления у турок, ситуация могла ещё ухудшиться - русские при переходе турецкой армии в наступление, оказались бы зажаты между Плевной и Дунаем. Довершил состояние уныния и пораженчества американский посланник. Американский военный агент крутился на позициях, и когда он появился в дыму на лошади со стороны  боя, его призвали к главнокомандующему. Ситуация в описании американца была безнадёжной.

И князь решился на отвод войск.  А Скобелев со своими полками, с тем что от них осталось, был в 300-х шагах от цели.
Подкрепления он так и не дождался. Боясь оголить центр перед возможной контратакой турок, гавнокомандующий князь не решился послать подкрепление. Осман-паша же ждал атаки с оголённого левого фланга, и тоже не дождался. Войска были отведены.

К этому моменту против Скобелева на левом фланге Осман-паша сконцентрировал 4/5 своих войск. Момент для удара и безусловной победы был упущен. Русские перешли к осаде. Командование особенно Николай Николаевич и его ближайшие советники Зотов, Непокойчиский, были обескуражены неудачей. Общие потери составили  30 000 человек.

Между тем все неудачи объяснялись лишь бездарным командованием. Русский солдат показывал безусловное превосходство над турецким, и в открытом бою всегда опрокидывал противника. В том числе и в стычках под Плевной. Но атаки в лоб на укрепившегося противника обескровили Дунайскую армию. Не ждал никакой перспективы и Осман-паша. Толковый военачальник понимал зыбкость своего положения: лишь чудо в лице безмозглого командования русской армии, спасло его от поражения во время прорыва Скобелева.

Осман-паша запросил у султана разрешения оставить Плевен и уйти за Балканы. Но султан был в восторге от успеха победоносного Осман-паши, и был уверен в его удаче. Султан запретил отступление. С этого момента Осман-паша и лучшие части турецкой армии были обречёны. Для блокады Плевны были подтянуты подкрепления и вызван из Севастополя военный инженер  генерал-адьютант Тотлебен


К Осман-паше так же были направлены подкрепления до того как русские перекрыли кислород со стороны Софии. За успешное удержание крепости, Осман-паше, командовавшему турецкой обороной,  Султаном был пожалован титул "гази" -  "непобедимый", сабля с инкрустированными драгоценностями ножнами, благодарственное письмо султана, и золотая почётная доска в городе Константинополе. Затем русские гренадёры взяли селение Телиш, и дорога на Софию была перекрыта. Осман-паше было предложено сдать гарнизон, но он отказался.

Вечером 10 декабря турки выставили у бойниц на крепостных стенах чучела, а 50 000-й гарнизон и примкнувшее местное мусульманское население выдвинулись из Плевны по дороге на Софию. Однако турки были опрокинуты неожиданным ударом Астраханского полка, в панике и сумятице было перебито 6 000 турок, при том что у русских в этом последнем бою погибло 192 человека. В плен было взято 43338 турецких солдат и сам Осман-паша. Впрочем, ему была дарована свобода, и он ещё стал фельдмаршалом и Военныи министром Турции.


Осман-паша в плену.


"До третьей Плевны я был молод, оттуда вышел стариком!", Cкобелев.

Не туман, не облачко,
Там орёл вился -
Белый как лебедушка,
Ясный как сокол
Генерал наш Скобелев
Рыцарь всей душой.
Он войска российские
В Турцию повел;
Подошел под Плевну,
Сделали отпор,
Будто Осман с турками
Знали заговор.
Заговоренного трудно
Взять его нам.
А мы врукопашную
Дали бой врагам!

(казачья песня)

Было дело так под Плевной,
Дело славное, друзья!
В бой водил нас всех удалый
Наш ли Скобелев-второй,

Сам он, славный, пред полками
Ясным соколом летал.
Сам солдатами он правил,
Сам и пушки направлял.

Бой кипел, герой наш смелый,
Удалой боец лихой,
Не страшился пулей вражьих,
Не боялся и штыка,

И не раз подле героя
Смерть была уже близка.
Он над пулями смеялся,
Видно, Бог его хранил.

И редуты за редутом
Брал у турок он штыком.
Раз одна злодейка пуля
Полетела в храбреца.
Ангел же его хранитель
Спас могучего бойца.

(песня Тамбовского полка 1890 г)

Tags: Плевна, Скобелев, русско-турецкие войны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Recent Posts from This Journal