Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Нуар

Единственный священник, которого уважает даже богохульник Невзоров.


Схиигумен Среднеураральского монастыря Спорительницы хлебов отец Сергий.
Смелый, искренний, достойный человек. Свободу отцу Сергию!
Настоящий уралец! Из коренных и вольных, cтароверов и казаков!.

Это было, когда по земле бродили сказки,
Было добрым добро, было злым, конечно, зло.
Это было, когда зло менять умело маски,
Но и тогда иногда злу не очень-то везло.
Это было, когда наступало утром утро,
Было ночью темно и бедой была беда.
И тогда иногда доставалась мудрость мудрым,
А сейчас, а сейчас мы отправимся в тогда.
Это было, когда зло менять умело маски,
Где добро, там и зло появлялось как назло,
Как же быть, чтоб всегда, а не только в этой сказке,
Но и везде и всегда злу не очень-то везло?
Что на сказку кивать? Сказки есть и сказки будут,
Но едва ли придёт к вам на помощь чародей.
Люди сами должны друг для друга делать чудо,
Только люди должны быть похожи на людей.


сл. В.Коростылев

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
Нуар

"В 90-е мы жили хорошо, а сейчас пенсия 10.000..."

— У меня полиартрит, — извиняющимся тоном сказала женщина годов под 70, с трудом взбираясь по ступенькам в троллейбус. Она задерживала движение. Её подтолкнул подоспевший пассажир. У старушки в руках были сумка и пакет с продуктами. 

Я помог ей переставить вьючную поклажу к сиденью: — А чем полиартрит отличается от артрита? 

Женщина посмотрела на пальцы, пошевелила ими, сжала в кулак: — Видите какие суставы? Это от мороза. Я в 90-е торговала на колхозном рынке. На холоде.. теперь полиартрит. Денег было! Миллион. Всё раздарила. Детям квартиры купила.. В 90-е мы жили хорошо! А сейчас пенсия 10.000 рублей.. 

Троллейбус проезжал мимо советской пятиэтажки из силикатного кирпича. Женщина показала за окно артритной рукой: — Вот здесь я живу, в этом доме. Одна. У дочери, у сына — квартиры. Помогла им купить. 

— От остановки далеко.. Как же вы пойдёте с сумками? — спросил я. До дома прилично было топать с полиартритом и сумками, следующая остановка за перекрёстком, на котором перед светофором остановился троллейбус.

Тут хлопнуло, как будто рама глухо треснула пополам от 30-градусного мороза, урчащий электричеством троллейбус поперхнулся, многотонную махину тряхнуло. Двое пассажиров на задней площадке разглядывали что-то за стеклом. Я подошёл  к заиндевевшему окну: в троллейбус въехало такси Умбер. За такси в метре-полтора  истекала смесью масла и антифриза спплющенная Тойота Камри.  Видимо, стоявшее «на красный» такси от удара Тойоты пробросило под троллейбус.

Collapse )